Умные и красивые
Смелый проект от CIGA Design и Huawei
Подробнее


Механические часы. За и против

Мир часов поистине безбрежен. Каких только образцов нет в этом океане! Крохотные и огромные, из драгоценных металлов и из пластика, на каждый день и для спорта, для торжественных случаев и для раскованной вечеринки, минималистичного дизайна или авангардного, функционально простые и предельно насыщенные... Перечислять можно долго, но есть один признак, по которому все часы делятся на две большие группы – механические и кварцевые.
Какие же из них выбрать? Или даже более обобщенно: какие лучше?
Не так давно мы рассматривали тему «Кварцевые часы. За и против». А сегодня, в том же ракурсе – о механических наручных часах.

Основы

Принципиальной схеме классического часового механизма уже без малого триста лет. Освоенная в XVIII веке, эта схема, в главном, дожила до нашего времени и, нет сомнений, будет жить дальше. Конечно, к изначальному многое добавлено, многое усовершенствовано – технологии ведь не стоят на месте, – но основы неизменны. Одно это неопровержимо свидетельствует: часовой механизм относится к фундаментальным достижениям человечества! Как мы жили бы без него?! Может быть, достаточно сказать, что мы даже не знали бы точных очертаний континентов нашей планеты – ведь картографирование стало возможным только благодаря морским хронометрам англичанина Джона Гариссона и француза Фердинанда Берту... Да и освоение космоса началось – и, даже в нашу электронную эпоху, продолжается! – с очень существенным участием механических часов.
Примеров не счесть. При этом часовой механизм – весьма сложная, изощренная конструкция, состоящая из множества миниатюрных деталей, и все они работают в безупречном согласии. А главное, вместе с тем, просто – как все гениальное. Вдаваться здесь в технические подробности мы не будем, основы же достаточно просты и понятны.
1. Для того, чтобы часы работали, необходимо снабжать их энергией. В электронных (кварцевых) часах источником энергии является батарейка, а в механических – взведенная пружина. (Естественно, мы говорим здесь о наручных часах, в крайнем случае о карманных, в общем – о переносных: в больших стационарных часах энергию механизму могут поставлять тяжелые гири-маятники.)
2. Пружина, как правило, «упакованная» в элемент конструкции, называемый заводным барабаном, передает усилие сердцу часов – спусковому механизму, или просто спуску (франц. echappement, англ. escapement, нем. Hemmung). Здесь, в свою очередь, главное – регулятор, состоящий из массивного (по меркам микромеханики) балансового колеса, или просто баланса, и тончайшей (соизмеримой с человеческим волосом) спирали, которую иногда так и называют – волосок. Вместе это – колебательная система, задающая точный ритм работе часового механизма. Систему баланс/спираль изобрели еще в XVII столетии, независимо друг от друга и почти одновременно, великие ученые – голландец Христитан Гюйгенс и англичанин Роберт Гук. Дополнительные рычаги и колеса, входящие в состав спуска той или иной схемы (наиболее распространен анкерный спуск), с одной стороны, «толкают» систему баланс/спираль, с другой – с требуемой периодичностью передают ее колебания обратно, на трансмиссию.
3. А трансмиссия, она же колесная передача, носит в часовом деле красивое имя ангренаж. В самом базовом варианте часового механизма зубчатых колес – четыре, в механизмах с большим количеством функций их может быть гораздо больше, но суть остается той же – передача движения от заводного барабана на регулятор и от спуска на стрелки и другие индикаторы.
Кстати, механизм завода часов и перевода стрелок (а также, опять-таки, возможно, других указателей) называется тоже красивым французским словом – ремонтуар. Но это мы так, между прочим...

Немного о том, что сверх основ

Мы уже упомянули, что базовый часовой механизм, и без того сложный (более сотни деталей!), может быть дополнительно усложнен различными функциями и опциями. И тогда деталей становится все больше и больше... Рекордным в этом отношении считается механизм карманных часов Patek Philippe Calibre 89 – в нем 1728 компонентов! Что можно понять, учитывая количество функций: 33 (тридцать три), не считая часов, минут и секунд. Ну, это, конечно, исключение: было изготовлено всего 4 экз. с оценочной стоимостью каждого порядка 6 млн. долларов...
Однако многие усовершенствования исходной конструкции часового механизма (напомним, ей уже почти 300 лет) стали общепринятыми.
Автоподзавод. Изобретен Абрахамом-Луи Перреле в 1777 году и сводится к тому, что механизм оснащается деталью под названием ротор. Обычно он имеет форму сектора, крепится на оси по центру механизма, а центр тяжести имеет максимально смещенный к периферии. Эту периферийную часть делают как можно более тяжелой, выполняют ее из вольфрама, иногда из золота, всемерно увеличивая момент инерции. При движении руки с такими часами ротор, под воздействием инерционных сил, колеблется на своей оси. Эти колебания, через соответствующую передачу, увеличивают натяжение заводной пружины. Впоследствии создавались и модифицированные системы автоподзавода.
Турбийон. По-французски это значит «вихрь». Устройство изобретено Абрахамом-Луи Бреге в 1801 году для снижения влияния гравитации на ход механизма. То была эпоха карманных часов, которые в основном покоятся в жилетном кармане в вертикальном положении – а в нем сила тяготения особенно ощутимо «расшатывает» равномерность колебаний колеса баланса. Великий мастер решил проблему, поместив спуск вместе с регулятором в каретку, приводимую во вращение колесом минутной стрелки. Таким образом, за минуту система проходит по кругу все положения, от исходного до «вверх ногами» и обратно, а влияние гравитации взаимно компенсируется. Сегодня, для наручных часов, это не особенно актуально, но решение настолько красивое и требующее такой ювелирной точности при исполнении – соединенные воедино несколько десятков микроскопических компонентов должны весить лишь несколько десятых долей грамма, – что турбийон сохранился и является одним из самых престижных часовых усложнений.

Календарные функции. Индикация даты и дня недели в принципе понятна (это «просто» еще немного дополнительных колес). В общем-то, такова же природа годовых и вечных календарей, дополнительных часовых поясов, а также поэтических и экзотических усложнений – лунных фаз, уравнения времени, знаков Зодиака, индикации восхода и захода Солнца, приливов и отливов, церковных дат и т.д. и т.п. Чем больше функций и чем они сложнее, тем, естественно, сложнее и «многодетальнее» становится часовой механизм.
Хронограф. Устройство в часовом механизме, служащее для регистрации отдельных интервалов времени. Например, времени прохождения круга в гонке. Здесь же рядом и такая функция, как таймер обратного отсчета. Честь изобретения часового хронографа принадлежит либо Николя Рьоссеку, либо Луи Муане. Оба они творили в первой половине XIX века и о соперничестве между собой не знали – спорят о приоритете приверженцы одного и другого. Механический модуль хронографа очень и очень сложен. Сегодня в ряде моделей он способен замерять время с точностью до 1/100 секунды, а в часах TAG Heuer Mikrogrinder достигнута фантастическая точность 5/10 000 секунды!
Звук. Помните – «пока недремлющий брегет не прозвонит ему обед». Брегет – так во времена Онегина (и Пушкина) называли карманные часы работы все того же Абрахама-Луи Бреге (Breguet). А то, что брегет «звонил обед», означает: речь о будильнике. Уже эта функция требует очень значительных доработок механизма (и корпуса тоже), а ведь есть еще репетиры: вы нажимаете кнопку и слышите время в акустическом формате, с точностью до минуты. Причем бой может быть самым простым, а может издаваться целыми аккордами – бывает Большой бой, Малый бой, Вестминстерский бой... И еще многое и многое умеют современные часовые механизмы, включая исполнение мелодий и небольшие кукольные представления на циферблате. Да и техника с технологией не стоят на месте: осваиваются инновационные материалы, придумываются новые конструктивные способы улучшения работы часов (включая противоударные устройства и антимагнитную защиту), изобретаются неожиданные решения по части индикации и проч. и проч.
Однако остановимся – ведь о часовой микромеханике можно говорить чуть ли не вечно – и спустимся на землю.

О том, что кажется грустным

Вы заметили, что мы говорили о механических часах не без восхищения и даже вдохновения? Да, но ведь у нас тема – «За и против»! Так что вспомним о часах кварцевых и выдвинем несколько упреков механике.
Поскольку мы сравниваем, постольку понятно: недостатки механики – это то, в чем она уступает кварцу. То есть достоинства последнего. Их два, оба фундаментальны. Это а) точность хода и б) автономность.
Точность. Сверхвысокая частота колебаний кристалла кварца дает и высочайшую точность хода – всего несколько секунд в месяц, и это еще в худшем случае: наиболее совершенные кварцевые модели отклоняются от абсолютного идеала на считанные секунды в год. Так, например, кварцевый механизм 9F японского концерна Seiko ходит с точностью ±5 секунд в год! А что механика? Наиболее известна сертификация точности хода (швейцарская COSC) устанавливает допустимое среднесуточное отклонение -4/+6 секунд в сутки. Самое жесткое из требований, которые предъявляет сам себе японский бренд Grand Seiko, – стандарт VFA, это -1/+3 секунд в сутки. Заметьте, в сутки! Тогда как у кварца – соизмеримые значения в месяц, а то и в год. Немаловажно еще и то, что серьезное повышение точности влечет за собой и заметное увеличение цены механических часов, а у кварцевых, и без того несравненно более точных, такая связь гораздо слабее.
Автономность. С кварцем все понятно: меняй батарейку раз в несколько лет – и все дела. С механикой не так, ее нужно достаточно часто заводить. Сверхбольшими считаются запасы хода в несколько суток (3, 7, бывает даже 10), обеспечиваются они целыми батареями заводных барабанов, это тоже ведет к удорожанию. Конечно, автоподзавод... Но ведь далеко не все носят часы каждый день и весь день! Значит, надо заводить, желательно – ежедневно. А если забыли и часы остановились – приходится еще и устанавливать время, дату и т.д. Морока...
Помимо двух этих главных преимуществ кварца (и, соответственно, недостатков механики) отметим еще следующее. Механические часы нуждаются в периодическом обслуживании – чистке механизма, замене масла. Обслуживание кварцевых, особенно с чисто цифровой индикацией, сводится к той же банальной операции – замене батарейки. И еще: чем больше функций у механических часов, чем эти функции замысловатее, тем часы дороже. Эта зависимость – явная и существенная. У кварцевых она несравненно мягче – возможности современной электроники позволяют создавать очень недорогие часы с очень широким набором функций. И, наконец, цена как таковая: при прочих равных механика, естественно, существенно дороже.

Так зачем же нам механика?

Но не все так печально. Потому что вот самое, пожалуй, главное. Мы проиллюстрируем это главное следующей аналогией: зачем нам портреты кисти Рембрандта и Крамского, пейзажи работы Левитана и Айвазовского? Все то же, и гораздо точнее (как говорят, жизненнее), можно сфотографировать! Причем даже камерой смартфона... Правильно?
Конечно, правильно. Да только к искусству это не имеет отношения. А мы, как, должно быть, понятно из данного текста, любим часовое искусство, которое воплощается прежде всего в микромеханике. Любим и всё тут.
Чего и вам желаем.

0 комментариев
Ашберн
Москва
Санкт-Петербург
Астрахань
Барнаул
Брянск
Владимир
Волгоград
Воронеж
Грозный
Екатеринбург
Зеленоград
Иркутск
Казань
Калининград
Киров
Краснодар
Красноярск
Мурманск
Набережные Челны
Нижневартовск
Нижний Новгород
Новокузнецк
Новосибирск
Омск
Пермь
Ростов-на-Дону
Рязань
Самара
Саратов
Ставрополь
Сургут
Тамбов
Тольятти
Тула
Тюмень
Ульяновск
Уфа
Челябинск
Ярославль
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШУ РАССЫЛКУ
Нажимая «Подписаться» вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных.
Магазины
Войти или создать профиль
Телефон
E-mail
Забыли пароль? Регистрация
Расскажите о нас
Пожаловаться
Задать вопрос
Стать корпоративным клиентом
Перезвоните мне