Умные и красивые
Смелый проект от CIGA Design и Huawei
Подробнее


Имидж – ничто, дизайн – всё! Зачем нам нужны дизайнерские часы и отчего за них просят денег

Автор
Автор
Денис Пешков

Про так называемые дизайнерские и модные часы мы как-то раз уже рассказывали, приняв за правило определение дизайнерских как отличающихся от привычных классических часов (хотя и классические часы создают, в том числе, дизайнеры), ну а модными стали называть все те, что украшены логотипом модной марки – модной не в смысле популярной в этом сезоне, а модной по принадлежности к модному дому, которым, как правило, руководит дизайнер. Как и в прошлый раз, соглашаемся, что деление это весьма условное, но приемлемое и понятное.
Так как заметка эта появляется в результате опроса аудитории, пожелавшей знать, отчего часы в этих категориях стоят столько, сколько стоят, и вообще, зачем они, возвращаемся к теме и рассматриваем её с несколько иных позиций. В этот раз посвящаем время дизайнерским.

Появление любого коммерчески реализуемого продукта обусловлено желанием производителей заработать денег. Обычно это желание подкреплено также неуёмным стремлением к творческому самовыражению и общественному признанию, что в итоге позволяет заработать денег, самовыражаться и производить далее. Если отложить ненадолго вопросы ценообразования, сможем сконцентрироваться на нескольких примерах креативного подхода к созданию моделей часов, параллельно попробуем ответить на вопрос, зачем они вообще нужны. По хорошей традиции находим подходящие теме бренды в арсенале AllTime.

Ikepod

Незаслуженно мало внимания мы уделяем этой марке. А ведь во многом тому буйству дизайнерской фантазии, что мы наблюдаем вот уже много лет, мы обязаны именно Ikepod и её основателю (правда, уже отошедшему от дел бренда) Марку Ньюсону.
Марк Ньюсон, широко известный обывателям как дизайнер Apple Watch, был не раз назван одним из самых влиятельных дизайнеров своего поколения. Он работал в широком спектре дисциплин, и его клиентами являются множество самых известных и престижных брендов в мире, охватывающие различные отрасли производства и технологий, включая моду и предметы роскоши. Наши любознательные читатели наверняка в курсе, что первыми часами Марка Ньюсона были вовсе не Apple Watch (простите мне, что этот мини-компьютер я называю часами), так как плодовитый дизайнер активно занимался этой темой с незапамятных времен, и на личном сайте Ньюсона часам отведено особенное место. Пускай количество проектов Ньюсона в часовой промышленности не так уж и велико, влияние его оказалось огромно и определенные им тенденции сформировали многие коллекции самых разных марок.
Опыты Ньюсона с часами начались в 1986 году с огромных 60-мм Big POD, которые предлагалось носить поверх рукава, и где время считывалось с дисков, на которые были нанесены точки, указывающие на часы и минуты. Год спустя появились Small POD, уже со стрелками, а в 1989 – настенные часы Mystery Clock, в которых была воплощена аналогичная Big POD идея – часы и минуты указывали точки вращающихся полусфер.

В часовом мире дизайнер стал много более заметным, когда вместе с предпринимателем Оливером Айком создал бренд Ikepod в 1994 году. Не связанные по рукам ни многовековой историей, ни традициям или ДНК бренда, как модно нынче говорить, создатели Ikepod сами устанавливали правила игры, и поэтому на своем поле быстро достигли успеха, предложив небедной публике оригинальные, издалека узнаваемые, инновационные и одновременно модные часы. Первые Ikepod, модель Seaslug, были дайверскими часами, в которых был использован механизм с автоподзаводом ETA 2893-2, сертифицированный хронометр.
Познакомиться с прочими «икеподами» и другими часовыми экзерсисами Ньюсона, апофеозом которых, конечно же, является жежеровский Atmos, вы можете на сайте дизайнера, мы же уделим немного внимания часам Ikepod, которые лучше прочих «братьев» демонстрируют инновационность продукции марки – речь, безусловно, про Megapode.

В 1999 году, когда появилась эта модель, никого уже было не удивить огромными размерами часовых корпусов, и при своих 47 мм «Мегапод» оправдывал название полностью – но у хорошего дизайнера все имеет смысл, а у гениального дизайнера и замысел был гениальным, и решение. Ньюсон разместил счетчики хронографа в центре циферблата, часовая и минутная стрелки были короткими, в результате весь акцент приходился на этот самый центр, ни одна из функций не имела доминирующей позиции, и корпус часов не казался таким громоздким – а ведь под стеклом Ньюсон разместил еще и логарифмическую линейку!
Бренд продолжал активно развиваться и в начале 2000-х, но в конечном итоге сдался под напором экономических трудностей вселенского масштаба, в основе которых были события 11 сентября и лопнувший пузырь «доткомов». Лопнувший следом пузырь часовой индустрии привел к тому, что в 2003 году Ikepod объявил о банкротстве и был продан Perficio Group, которая сама вскоре после этого объявила о банкротстве в 2005 году, так и не возобновив производство часов. Но бренд умудрились «сохранить и перегруппировать» для первого в истории Ikepod возрождения в 2008 году. Некоторое время все шло более-менее, но чуда не случилось: Ньюсон покинул Ikepod в 2012 году, и марка официально отправилась на покой...
Казалось, что смерть была неизбежной, так как человек, стоящий за проектом, ушёл... но часовое дело сильно энтузиастами, и немудрено, что нашлись три бизнесмена, задумавшие выкупить бренд и возродить его еще раз, на этот раз таким образом, чтобы избавиться от прошлых проблем и предложить рынку то лучшее, что было в Ikepod. «Троица» приобрела права на марку и фирменный стиль в апреле 2017 года, и серьёзно взялась за дело – в течение следующего года исследования, проектирование и создание прототипов сократили множество вариантов до двух модельных рядов, которые утвердили для запуска. Возрождение доверили Kickstarter, и было интересно увидеть, насколько легко Ikepod привлек необходимое финансирование – перекрыв «планку» в 4 раза.
Учитывая прошлое Ikepod, вполне понятно, что люди, стоящие за маркой теперь, захотели принять некоторые меры предосторожности, и использовали краудфандинг для оценки спроса/интереса, прежде чем вкладывать значительные средства в производство первой партии. А прошлое-то это было неоднозначным – безумный успех ньюсоновских творений благодаря великолепному дизайну сочетался с огромным количеством технических проблем, на которые не обращали внимание, пока денег было очень-очень много, а когда стало меньше, соотношение цены и качества заставило фанатов марки посмотреть на продукт иначе.
Сервис хромал, народ негодовал: отсутствие задней крышки корпуса и как следствие, необходимость обслуживания и ремонта часов путем «вскрытия» со стороны циферблата даже при наличии специального инструмента было трудной и неприятной задачей, а даже самые хорошие часы время от времени требуют ремонта. Выпадающие кнопки хронографа, ненадлежащего качества ремешки в сочетании с высокими ценами, сложности с поиском сервисной точки, что возьмется за ремонт – всё это усугубляло ситуацию и немудрено, что тогда бренд потерпел неудачу. Но именно поэтому новые владельцы стараются быть как можно более прозрачными в том, что такое новый Ikepod, что он есть и чем не является, и почему покупатели могут чувствовать себя счастливо и уверенно, приобретая совершенно новые часы Ikepod.

Новый Ikepod предлагает 100% швейцарский дизайн – всем нам хорошо известный дизайнер Audemars Piguet Royal Oak Offshore, Эммануэль Гейт, создавал новую коллекцию Duopod и Chronopod, основываясь на ДНК марки (Duopod – потомок коллекции Horizon, Chronopod – преемник Hemipode) и сохраняя оригинальный внешний вид. В «инаугурационной коллекции» использовались японские кварцевые механизмы Miyota измененной конструкции, которая позволяет легко обслуживать часы без специальных инструментов. Корпус, циферблат и стрелки изготовлены поставщиками высококачественных компонентов – теми же, что поставляют детали многим именитым часовым компаниям Швейцарии.
Первая «механическая» коллекция новых Ikepod, Megapod (46 мм) была создана при участии другого известного в часовой отрасли дизайнера – Александра Перальди, многие из вас помнят его по работе в Baume & Mercier, уверен. Популярная новинка прошлого года, часы Seapod, заслуживают отдельного внимания. Знакомство c часами-«дайверами» Seapod, указывает на продуманный подход в развитии бренда, и уважение «исторических» корней – помните, часы для дайверов Seaslug были одними из первых часов, что Ikepod предложили публике в 1994 году. Seapod – часы абсолютно новые, но с элементами прежнего дизайна, актуальные и интересные, как говорится. Несомненно, наиболее важной связью между оригинальным Seaslug и новым Seapod является дизайн часовых меток на циферблате. Дизайн стрелок Ikepod Seapod нам хорошо знаком, он уже использовался в Ikepod новых коллекций. «Изобретенный заново» Ikepod использует механизмы Miyota, Seapod приводит в движение Miyota 9039 Automatic, запас хода – 42 часа. Часы не проходили обязательной сертификации для того, чтобы их можно было считать воистину «дайверскими» , но водостойкость до 200 м гарантируют. Корпус, аналогично «мегаподам», 46 мм, но отсутствие привычных ушек для крепления ремешка делает их визуально меньше, про удобную форму говорить не приходится – фирменный характер.

Часы Seapod 2021 модельного года предлагаются в трёх вариантах исполнения, каждый из которых отвечает высоким стандартам функциональности, верен традициям марки – интеграция обязательного для «дайверов» ободка выполнена безукоризненно. Как и другие часы марки, современные Ikepod Seapod отдают дань уважения ярким личностям: модель S001 Zale названа в честь американской актрисы, фотографа и аквалангиста Розалии Парри; S002 Jacques – в честь Жака Майоля, известного французского ныряльщика, а S003 François – в память о Франсуа де Рубэ, французском композиторе, которого считают одним из лучших кинокомпозиторов в истории музыки, он погиб в результате несчастного случая на море в возрасте всего 36 лет.
Как и другие современные коллекции Ikepod, Seapod создана известным дизайнером часов – «дайверов» нарисовал Фабрис Гонэ. Поклонникам часового искусства в представлении он не нуждается, а все, кто слышит это имя в первый раз, наверняка оценят его новую работу.
Вообще, Ikepod в основе своей всегда была про особенные предметы, а дизайн и инновации являются ключом к пониманию коллекций и движущей силой компании до сих пор, пусть и поменялись собственники. В 1990-х годах Ikepod определили вектор развития концептуальных механических часов, задали тон и полностью изменили привычную картину рынка швейцарских часов, спустя почти 30 лет марка снова сделала ещё один шаг вперёд, и обратилась к своей верной аудитории абсолютно на другом уровне. Компании-производители модной и спортивной обуви непременно имеют в своём ассортименте украшенные собственным брендом часы, но никогда раньше швейцарская часовая марка не выпускала брендовых кроссовок. Встречайте Ikepod для ваших ног! Такой ход не что-то из ряда вон выходящее для марки, скорее наоборот, очень органичное продолжение утверждения, что Ikepod – это A Swiss Design Brand. В сердцах новых поколений интересные и хорошо сделанные кроссовки зачастую отзываются с большей силой, чем часы – кроссовки ведь давно уже стали статус-символом «уличной» и городской среды обитания. Sneakerpod – это первая коллекция спортивной обуви от Ikepod, собственная разработка, которую марка с удовольствием предложила в этом году в первую очередь своим самым верным поклонникам, кому близок и понятен современный язык дизайна. Пользуясь случаем, раскрою секрет – в скором времени мир увидит сразу несколько великолепных экземпляров Ikepod, невероятно красивых и абсолютно вневременных по своему дизайну. Следите за нашими новостями, как говорится.

Короткий этот заход по «икеподам» давайте завершим попыткой ответить на вопрос – зачем такие дизайнерские часы нужны. Очевидно, что дизайнер так воплощает свои замыслы и сообщает нам свой особенный взгляд на материальный мир. (Мартин Фрай, дизайнер и сооснователь Urwerk говорит, что Ikepod в 90-е вселил в него уверенность в том, что его путь и видение современного часового дела может быть успешным). Предприниматель, что поддерживает такое творчество, считает, что на таких идеях можно заработать. Нам, покупателям, нравятся часы необычные, иметь такие у себя на руке – значит сообщить окружающим что-то о своём характере и отношениях с миром. Это всё, конечно, очень обобщённые заявления, ведь каждый решает сам, что по душе.

Чуть не забыл – о ценах на дизайнерский Ikepod. В начале и расцвете своей деятельности, которая привела к первому банкротству компании, что стояла за маркой, самый простой Ikepod стоил около 3000 швейцарских франков, были и модели стоимостью десятки тысяч, из драгоценных металлов, с турбийонами и проч. дорогими штучками. Новый Ikepod эксплуатирует иной подход, самые простые часы Duopod отдают за 600 евро с небольшим, новинки, Seapod – за 1500. Да, часы сделаны в Гонконге, но эта маркировка давно уже говорит скорее о качестве, чем о его недостатке (вспомните продукцию Apple – дизайн из Калифорнии, произведено в Китае). В ближайшее время, по настойчивой просьбе покупателей, марка представит часы swiss made, цена будет соответствовать затратам – но всё одно доступной.

Armin Strom

Известные нынче как «изобретатели усложнений», Armin Strom выставляют напоказ свои непростые механизмы, конструкция которых определённо достойна разглядывания и подробного изучения – а значит и к дизайну относятся в марке серьёзно. Пускай сейчас никого из Стромов при Armin Strom не трудится, новые владельцы прекрасным образом продолжают «экcгибиционистские» традиции основателя, которого ранее все знатоки почитали как большого и искусного специалиста по скелетонам. Позвольте немного истории.

В 1967 году, за пару лет до изобретения кварцевых механизмов японцами и, следом, швейцарцами, молодой тогда часовщик Армин Стром открыл магазин с сервисным ателье в родном Бургдорфе, что в получасе езды от Берна. Бургдорф – не Шаффхаузен, по имени этого городка не называли часы (как IWC, например – многие до сих пор называют часы этой марки «шаффхаузен»), но людям, к сырам неравнодушным, Бургдорф хорошо известен как родина сыра Эмменталь. Несмотря на малые размеры города (в Бургдорфе и сейчас проживает всего-то около 15 тысяч человек), дела у Армин Строма шли неплохо, и вскоре он отказался от торговли часами и занялся «кастомизацией» механизмов и изготовлением скелетонов собственного дизайна. В конце 1980-х Стром представил миру свою марку и оригинальную продукцию на важнейшей часовой ярмарке в Базеле, и не прогадал – на него обратили внимание. Время для механики было непростое, ручной отделкой похвастать могли немногие производители часов, а у Строма скелетоны выходили редкой красоты и невероятного качества исполнения.
К началу 2000-х Armin Strom стал брендом хорошо известным, популярным среди коллекционеров особенных часов, марка перебралась в Бьен/ Билль, но в 2006 уже совсем не молодой Армин Стром решил отойти от дел и стал искать, кому передать своё детище. Примечательно, что сын Строма, Даниэль, поработавший поначалу в компании отца, в какой-то момент кардинально разошёлся с ним во взглядах на дизайн (!) и основал марку Strom, часы которой в художественном смысле ближе к традиционному искусству скульптуры, ИМХО, чем к часовому. Говорят, в Strom работает сын Даниэля Строма – интересно, какая участь уготована ему, станет ли спорить с отцом про дизайн, пойдёт ли своей дорогой?
Преемники, они же теперь новые хозяева марки, нашлись, что называется, неподалёку – часовщик Клод Грейслер вырос в семье владельцев магазина оптики, что находился рядом с магазином Армина Строма в Бургдорфе, его партнёр, предприниматель Серж Мишель, тоже из Бургдорфа, тоже ещё с детства был с маркой Строма-старшего знаком. Близкие по взглядам и духу Армину «преемники» взялись сохранять его наследие и выводить компанию на новый уровень.

Мишель и Грайслер были опытными специалистами в швейцарской часовой отрасли, первым делом – в 2009-м – открыли в Бьенне новое здание мануфактуры Armin Strom и оснастили его оборудованием для производства собственных компонентов, создали департамент исследований. В ноябре того же года состоялась презентация первого мануфактурного калибра ARM09 (Armin Reserve Marche, 2009) — с ручным заводом и восьмидневным запасом хода. Механизм, конечно же, был ажурирован в лучших традициях Строма-основателя. Над дизайном поработали серьёзно – храповые колеса обоих заводных барабанов были размещены со стороны циферблата для динамического эффекта во время завода, анкер и спусковое колесо выполнили из чистого золота. Часовой мир одобрительно загудел. Следом появилась модифицированная версия этого калибра ARM11, установленная в коллекции Armin Strom Manual, калибр ARM13 с автоподзаводом, первый мануфактурный турбийон ATC11. В 2014-м марка показала модификацию калибра ARM09-S, установленного в модели Skeleton Pure, великолепный оммаж работам Армина Строма. Эти часы-скелетон в серо-голубом исполнении получили тогда престижную премию Red Dot за лучший дизайн.
За последние 10 лет Armin Strom добились несомненного успеха, все их новые творения с интересом разбирают на просторах Интернета, тем более что инновационный подход и сложные технические решения дают обширное поле для подобных «разбирательств». Что до внешности, то по сравнению с часами Strom Даниэля Строма и его сына, часы марки имени отца-основателя могут показаться вполне себе классическими – по большей части круглые, «спокойные», да и стрелки имеются. Малый тираж, исследования и технология делают часы Armin Strom по-настоящему дорогими, большинству из нас недоступными, но Клод Грейслер и Серж Мишель уверены, что высокое часовое искусство должно быть доступно не только избранным, и последовательно выделяют часть производственных мощностей обновленной мануфактуры для выпуска более демократичных моделей, чем, скажем, часы Armin Strom коллекций Resonance и Masterpiece, для производства часов коллекции System 78. Новинка в коллекции System 78 этого года, часы Orbit First Edition тоже, скажем прямо, не из дешёвых, в Швейцарии за них попросят 29500 CHF, но всё меньше 380 000, что просят за Armin Strom Minute Repeater Resonance, в которых ни золота, ни драгоценных камней нет. А что есть в Orbit First Edition?

Во-первых, Orbit, похоже, первые в мире часы с индикацией даты «по требованию». Хотите узнать, какое сегодня число, жмите на кнопку… Более-менее подробно эти часы мы как-то обозревали, но никогда не лишне вспомнить.
Armin Strom Orbit First Edition – часы в корпусе из стали, на интегрированном стальном браслете, керамический ободок чёрного цвета с белой разметкой от 1 до 31 и красного цвета надписью DATE у 12 часов придают модели спортивный облик. Разметка ободка нужна как раз для указания на текущую дату. Центральная ретроградная стрелка (с красным наконечником) указателя даты часов Orbit имеет два режима работы: стационарный и активный. Когда стрелка даты находится в стационарном режиме, она остается в своем фиксированном положении, указывая на 12 часов, оставляя смещенный от центра циферблат открытым взгляду. Нажмите кнопку на левой стороне корпуса, и стрелка даты придёт в движение и одним «скачком» займёт правильное для указания даты на ободке положение. Оставьте стрелку в этом режиме, и в полночь она передвинется к следующей отметке. Нажмите кнопку ещё раз, и стрелка вернётся в своё исходное положение, а механическая память вернёт её к правильной дате всякий раз, когда этого потребует владелец. Механизм даты, видимый со стороны циферблата, приводит в движение колонное колесо, как и в хронографах, его назначение – повысить стабильность, точность и безошибочность показаний, а ещё, говорят Клод Грейслер и Серж Мишель, его использование обеспечивает вам приятные и обнадеживающие тактильные ощущения при включении и выключении функции. Так могут говорить только настоящие дизайнеры, за что им и место в этой короткой заметке.

Так для чего всё же нужны дизайнерские часы? Мне кажется, чтобы не было скучно, а ещё они расширяют границы привычного восприятия окружающего мира часовой механики (и не только) и заставляют «классиков» шевелиться и придумывать что-то новое и интересное. Вопрос про стоимость, отчего они столько стоят, оставим без ответа – слишком общий. У каждого производителя найдётся объяснение ценовой политики. Но смеха ради процитирую Мануэля Эмша (кто не знает, кто это, я не виноват), который пару лет назад к кафе «Молоко» на Большой Дмитровке мне вдруг за обедом заявил, что в бытность главным в Jaquet Droz так и не понял, отчего люди готовы платить десятки тысяч франков за часы, в которых упрятан механизм за максимум триста. Лукавил, наверное, да и вырвал я это из контекста – платят в том числе и за дизайн, за внешний вид. Так было, и так будет. Не согласны? Пишите!

0 комментариев
Ашберн
Москва
Санкт-Петербург
Астрахань
Барнаул
Брянск
Владимир
Волгоград
Воронеж
Грозный
Екатеринбург
Иркутск
Казань
Калининград
Киров
Краснодар
Красноярск
Мурманск
Набережные Челны
Нижневартовск
Нижний Новгород
Новокузнецк
Новосибирск
Омск
Пермь
Ростов-на-Дону
Рязань
Самара
Саратов
Ставрополь
Сургут
Тамбов
Тольятти
Тула
Тюмень
Ульяновск
Уфа
Челябинск
Ярославль
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШУ РАССЫЛКУ
Нажимая «Подписаться» вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных.
Магазины
Войти или создать профиль
Телефон
E-mail
Забыли пароль? Регистрация
Расскажите о нас
Пожаловаться
Задать вопрос
Стать корпоративным клиентом
Перезвоните мне