2 Декабря 2019

Драгоценности Божественной: как певица Мария Каллас вызывала овации и собирала украшения

2 декабря 1923 года родилась Мария Каллас – одна из самых известных оперных певиц ХХ века. Судьба этой великой женщины была во всех смыслах драматической. Ее мать хотела сына и недолюбливала младшую дочь; Марии пришлось сидеть на жестоких диетах, чтобы справиться со склонностью к полноте; возлюбленный, миллионер Аристотель Онассис, разбил ей сердце, женившись на вдове президента Кеннеди. Но во всех тяжелых жизненных ситуациях Каллас была безупречна, а великолепные украшения только оттеняли ее необычную южную красоту.

Мария Анна София Кекилия Калогеропулу (так ее нарекли при крещении) появилась на свет в декабре 1923 года в Нью-Йорке, в семье греческих эмигрантов, незадолго до того переживших потерю сына. Отец семейства в Штатах сократил фамилию Калогеропулу до Каллас. Мать Марии ждала мальчика, и рождение дочери ее разочаровало. Она недолюбливала девочку, указывала ей на ее полноту и невзрачность в сравнении со старшей сестрой. Когда у Марии обнаружили вокальный талант, родители заставляли ее постоянно заниматься, лишая развлечений и личной жизни.

Мать с дочерьми вернулась в Грецию, где Каллас закончила Афинскую консерваторию и дебютировала на сцене. Однако настоящая слава настигла ее в «стране оперы» - Италии. Начав с выступлений в Арена ди Верона, греческая звезда завоевала все подмостки страны, включая легендарный театр Ла Скала. Фанаты дали ей прозвище La Divina – «Божественная».

В Вероне начинающая певица встретила своего самого преданного поклонника – немолодого бизнесмена и восторженного меломана Джованни Баттисту Менегини. В 1949 году он женился на Каллас, продал свое дело и все деньги пустил на «раскрутку» жены. Полная и рыхлая от природы, Мария села на строгую диету и похудела на 30 килограммов. Платья для нее шила лучшая миланская портниха Эльвира Леонарди Буйер, или Бики. Позже Каллас стала одной из любимых клиенток Ива Сен-Лорана.

За время карьеры голос Марии Каллас эволюционировал от колоратурного сопрано и лирико-драматического сопрано до меццо-сопрано. Она несколько раз теряла голос от стресса и нездоровья, но всякий раз восстанавливала временно утраченные способности. В репертуаре исполнительницы были все главные партии мировой оперной сцены – от Аиды и Нормы до Тоски и Брунгильды. То, что La Divina могла исполнять арии, предназначенные для певиц с диаметрально противоположными амплуа, вызывало восхищение критиков: они говорили, что у Каллас «четыре голоса в одном горле».

Настоящей страстью оперной дивы были драгоценности, в которых она знала толк. Первые серьезные украшения подарил ей ее муж Менегини: среди самых заметных его подарков – бриллиантовая брошь-свиток, кольцо с почти 12-каратным бриллиантом огранки «маркиза» и браслет с крупными бриллиантами той же огранки.

В 1953 году певица с блеском выступила в партии Медеи в одноименной опере на сцене Ла Скала, и муж-продюсер «премировал» ее великолепным рубиновым колье и серьгами, купленными в салоне Faraone в Милане. Двумя годами позже Каллас с триумфом спела партию Виолетты в «Травиате» Верди в постановке Лукино Висконти и получила от Менегини вечернюю изумрудную парюру: колье, серьги, браслет-кафф и кольцо с уникальным изумрудом ступенчатой огранки весом 57,5 карат. Также муж подарил Марии украшения марки Harry Winston - клипсы с бриллиантами круглой и грушевидной огранки общим весом 29 карат и брошь к ним.

Каллас была почетной клиенткой ведущих ювелирных домов. В Harry Winston ей давали драгоценности напрокат – это делало дому отличную рекламу в Европе, где Каллас была признанной звездой, и в Америке, где исполнительница некоторое время пела в Метрополитан Опера. Так, именно в украшениях этой марки с бриллиантами и изумрудами дива появилась в 1957 году на «Имперском балу» в отеле Waldorf Astoria в маскарадном костюме египетской царицы Хатшепсут. Ее появление произвело фурор. «Прокатные» драгоценности оценивались в 3 миллиона долларов по тогдашним ценам. Чтобы предотвратить возможное похищение украшений, Каллас сопровождал нанятый ювелирным домом охранник.

В том же 1957 году на шумный прием по случаю дня рождения своей старшей подруги, светской львицы Эльзы Максвелл, Каллас надела подаренное мужем колье с каплевидными изумрудами, а двумя брошами «Пламя» работы мастеров дома Van Cleef & Arpels украсила прическу. La Divina, которой было уже (или еще) 33 года, была ослепительно хороша и пребывала на пике карьеры. На приеме Максвелл познакомила подругу с греческим миллионером-судовладельцем Аристотелем Онассисом.

Онассис предложил Каллас и ее мужу присоединиться к круизу на его яхте Christina. Одновременно были приглашены и другие влиятельные люди, включая Уинстона Черчилля с супругой. Менегини счел необходимым принять приглашение. В круизе Онассис ухаживал за оперной дивой, говорил с ней по-гречески, и Мария влюбилась в него.

Как и певица, предприниматель был в браке. Любовники развелись со своими супругами и стали жить вместе. В 1965 году Онассис подарил своей возлюбленной великолепный набор украшений дома Van Cleef & Arpels - браслет, серьги и брошь из желтого золота с крупными оранжевыми коралловыми кабошонами, бирюзой, жемчугом и бриллиантами. В дизайне вещей отчетливо проступают этнические мотивы северного Средиземноморья – родины предков Каллас и Онассиса.

Однако счастье пары не было долгим. Они часто ссорились, что было причиной проблем с голосом у Каллас. В итоге Онассис расстался с Марией и в 1968 году женился на Джеки (Жаклин) - вдове президента США Джона Кеннеди. La Divina долго была безутешна.

Чтобы порадовать себя и восстановить самоуважение, Каллас стала коллекционировать драгоценности. Она отдала в переделку несколько старых украшений, в том числе подаренный Менегини браслет с бриллиантами огранки «маркиза»: его можно стало носить как колье-трансформер.

Среди других ее сокровищ были золотая плетеная сумочка-минодьер с бриллиантами от Van Cleef & Arpels и брошь той же марки в виде пятиконечного листа с бриллиантами и бирманскими рубинами общим весом около 16 карат, сделанная специально для нее в 1967 году. Годом позже певица купила брошь-цветок Van Cleef & Arpels с сапфирами и бриллиантами. Она вообще любила броши: в 1971 году ее коллекция пополнилась золотой пантерой с изумрудами, эмалью и агатом от Cartier – символическим мотивом для этого французского дома.

Любила Каллас и жемчуг. Еще в расцвете карьеры она отдала в переделку свои старинные серьги с крупными барочными жемчужинами каплевидной формы. После переделки серьги стали выглядеть как бриллиантовые ленты с жемчужными подвесками, и дива часто их носила.

В 1971 году она купила у Van Cleef & Arpels еще одни серьги с бриллиантами и жемчугом, которые надевала вместе с одинарной жемчужной нитью. На закате сценической жизни певица заказала все у того же Van Cleef & Arpels роскошное и даже несколько экстравагантное колье-трансформер из культивированного жемчуга с павированной бриллиантами львиной головой, держащей в пасти съемную жемчужную кисть. Свой заказ Мария Каллас получила от ювелиров в 1974 году, всего за три года до своей скоропостижной смерти от инфаркта.

Москва
Санкт-Петербург
Ростов-на-Дону
Краснодар
Новосибирск
Нижний Новгород
Казань
Самара
Екатеринбург
Челябинск
Воронеж
Уфа
Мурманск
Красноярск
Личный кабинет
Забыли пароль?
Расскажите о нас
Пожаловаться
Задать вопрос
Перезвоните мне