Распродажа

Daniel

Wellington

Скидка до 50%
Подробнее


17 Августа 2022

Могу любое, ношу российское. Начинаем коллекционировать отечественные хронографы

Автор
Автор
Денис Пешков

Хотите потратить меньше ста тысяч рублей на часы, но приобрести при этом интересный экземпляр, что даст вам тему для разговоров на долгие годы? Найдите «Океан Штурманские» на калибре 3133, переиздание легендарной модели, которых было выпущено всего 200 штук. А после займитесь поисками оригинального экземпляра «Океана» конца 1970-х, а затем и «Штурманских» с этим же калибром, но обязательно выпуска не позднее 1983-го.

Можно, конечно, ничем таким не увлекаться, но почему бы на досуге не вспомнить, что наша страна оставила значительный след в истории часового производства, а также и наше часовое производство оставило след в истории других стран.
Помнил бы кто, кроме потомков работавших когда-то на обанкротившейся часовой фабрике Dueber-Hampden в Огайо, да историков американского штата, про это предприятие, если бы всё оборудование, чертежи и инструменты не были куплены Амторгом в 1930 году за 329 000 долларов, для отправки в Советский Союз, где стали производственной основой когда-то знаменитого Первого московского часового завода? Теперь этим фактом они там гордятся!
Практика покупки чего-либо за рубежом, чего недоставало молодой Советской республике в период своего становления, прижилась надолго, и уверен, многие западные компании были счастливы продавать в СССР патенты и технологии, где, как мы однажды здесь уже рассказывали, не идеальные для советских целей механизмы дорабатывали, улучшая важные для народа и армии характеристики часов – надёжность, точность, прочность и низкая цена. Первый Московский часовой завод фанаты советского часового дела и коллекционеры из разных стран почитают, в том числе, и как завод, выпустивший первый советский хронограф, «Стрела 3017», который, кстати, появился на свет благодаря приобретенным у швейцарцев патентам и оборудованию для производства Venus 150. Но «Стрела 3017» была не первым хронографом, что получал путёвку в жизнь на Первом московском часовом – были ещё и так называемые Тип-59, которые, правда, тоже не были 100% советскими. Листаем страницы истории…

В 1941 году компания Tutima из саксонского Гласхютте начала производство высокоточного хронографа с функцией обратного хода для ВВС Германии. Часы не остались незамеченными военными специалистами СССР, тем более что в те годы на механические часы приходилось полагаться как на единственный указатель времени, для всяческих расчётов точность хода и функция хронографа были очень и очень полезны. В 1945-м, как мы знаем, Германию разделили на зоны влияния, часовой городишко Гласхютте оказался на советской территории. Буквально в считанные дни всё производство, включая станки, инструменты, чертежи, испытательные лаборатории, запчасти и компоненты часов были конфискованы как часть репараций, упакованы и отправлены в Москву, на Первый Московский часовой завод им. Кирова. Исследователи вопроса пишут, что одних только механизмов увезли 14500 штук, так что совсем не удивительно, что уже в 1947 году ПМЧЗ стал выпускать хронографы из оригинальных немецких деталей под своим логотипом, в корпусе советского производства. Механизм называли Тип-59, но пронумерованы они были ещё на Tutima. Когда запасы компонентов заканчивались, завод продолжил выпускать хронографы на калибре Тип-59, изготавливая детали на трофейных станках, и к 1950-му году Первый Московский производил «тутимовский» хронограф из советских комплектующих. Но ближе к концу 1951 года, производство калибра Тип-59 было прекращено, а через несколько лет Первый Московский часовой завод приступил к выпуску механизма 3017, также сконструированного под «иностранным влиянием». «Стрела 3017», хронограф с колонным колесом, как упоминалось выше, своим рождением обязана Venus 150. Название часов и конфигурация модели 3017 менялись с течением времени, помимо «Стрелы» этот калибр поработал на пользу «Полёта» и «Секонды», первым побывал в открытом космосе вместе с Алексеем Леоновым. Но ничто, даже хорошо себя зарекомендовавшее, не вечно, и спустя годы славной службы 3017 отправили на пенсию, заменив его калибром 3133 в 1970-е.

Как и в случае с 3017, 3133 появился на свет усилиями советских конструкторов, которые были подкреплены, как водится, приобретением патента на производство швейцарского механизма хронографа Venus 188 (Valjoux 7733) с кулачковым спуском, впервые запатентованным компанией Landeron ещё в 1940 году. Внимательные читатели помнят, что «Ландерон» мы здесь уже вспоминали добрыми словами за их изобретение, преимущество которого для советской промышленности перед системой с колонным колесом было очевидным – проще, дешевле, пригодно для массового производства. Компания Venus производила калибр 188 с 1949 года, но в конце 1960-х свернула свою деятельность и продала оборудование и права на производство калибра 188 Valjoux. С 1966 по 1968 год Valjoux производила слегка модифицированный калибр уже под своим брендом, называя его 7730. Довольно быстро Valjoux усовершенствовала 7730, выпустила калибр 7733 (без даты) и 7734 (с функцией даты). Но в 1974 году Valjoux прекратила производство калибра 7734 и продала инструменты, комплектующие и права на производство – правильно, Первому Московскому часовому заводу. Большая часть деталей нового советского механизма 3133 сохранила оригинальный швейцарский внешний вид, но были и доработки, в добавок ко всему, 3133 стал первым советским «противоударным» хронографом. Примечательно, за эту разработку коллектив конструкторов Первого Московского часового завода был удостоен Государственной премии.

В 1976 году ПМЧЗ приступил к выпуску наручных часов с секундомером на калибре 3133, и изначально часы предназначались исключительно военным. Для офицеров ВМФ производили часы «Океан», часы значились в перечне судового оборудования и не являлись собственностью капитана. Для летного состава ВВС выпускали «Штурманские», контроль и приёмку обязательно осуществлял представитель Министерства обороны, «Штурманские» выдавались лётчикам и штурманам тоже как инвентарь. Некоторые модели имели двойной календарь, секундомер, шкалу определения расстояний по светозвуковым сигналам (основана на разнице между скоростью света и скоростью звука). Все модификации этих моделей выпускались ограниченными партиями, и только девять лет спустя, в 1983 году, часы с механизмом 3133 стали доступны широким, как говорится, народным массам.

Как видите, история часового дела наша весьма тесно переплетается с историей часового дела других стран, а ведь мы здесь поговорили обо всём очень поверхностно. Очень надеюсь, что эта заметка разбудит в вас интерес к часам советского и российского производства, благо, есть из чего выбирать. Помните, была такая реклама: «Могу любое, ношу российское»? А почему нет?

P.S. Заранее прошу простить меня тех из вас, кто по-настоящему хорошо разбирается в советских калибрах, если я что напутал. Буду благодарен за науку, чтобы впредь не ошибаться.

0 комментариев
Москва
Санкт-Петербург
Ростов-на-Дону
Краснодар
Новосибирск
Нижний Новгород
Казань
Самара
Екатеринбург
Челябинск
Воронеж
Уфа
Мурманск
Красноярск
Волгоград
Саратов
Пермь
Тула
Калининград
Иркутск
Омск
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШУ РАССЫЛКУ
Нажимая «Подписаться» вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных.
Магазины
Войти или создать профиль
Телефон
E-mail
Забыли пароль? Регистрация
Расскажите о нас
Пожаловаться
Задать вопрос
Перезвоните мне